Новости, статьи, видео - общественно-политический форум Политбюро.

Вернуться   Новости, статьи, видео - общественно-политический форум Политбюро. > Мир вокруг нас > Страны СНГ > Крым > История Крыма

Ответ
 
Опции темы
Старый 14.09.2009, 01:50   #1
Rage Fury
Почетный гражданин
 
Аватар для Rage Fury
 
Регистрация: 12.09.2009
Адрес: Севастополь
Сообщений: 1,293
Сказал(а) Фууу!: 3
Сказали Фууу! 0 раз(а) в 0 сообщениях
Сказал(а) спасибо: 639
Поблагодарили 347 раз(а) в 287 сообщениях
Rage Fury - луч света в тёмном царствеRage Fury - луч света в тёмном царствеRage Fury - луч света в тёмном царствеRage Fury - луч света в тёмном царствеRage Fury - луч света в тёмном царстве
По умолчанию Крым: исторический экскурс

Территория современного Крымского полуострова была заселена человеком около 150 тыс. лет назад, в раннем палеолите, в мустьерскую эпоху. На территории Севастопольского региона люди живут уже, по меньшей мере, 100 тыс. лет.

Первыми в этих местах появились неандертальцы, относившиеся к тому виду рода HOMO, который называется человеком древним, или палеоантропом. Это были времена последнего, наиболее сурового рисс-вюрмского оледенения. Граница ледникового панциря проходила по линии Воронеж-Харьков, а в Крыму господствовал субарктический, чрезвычайно суровый климат. Да и Крыма, как полуострова, тогда не существовало: уровень моря был на 80-100 метров ниже современного, а северная часть Черного и все Азовское море были частью обширной суши, в которую входил и Крым. Само же Черное море было озером, и площадь его зеркала была в два с лишним раза меньше современной.

Зима продолжалась до 9 месяцев, а морозы наверняка достигали - 30°С. В таких условиях человеку было очень трудно выжить, а природные условия Гераклейского полуострова предоставляли для этого больше возможностей: здесь много гротов и скальных навесов, которые могли служить неандертальцам убежищами, есть удобные места для загонной охоты. Неудивительно, что в ледниковую эпоху Крым и, в частности, Севастопольский регион были заселены довольно плотно. Всемирную известность приобрела мустьерская пещерная стоянка "Староселье" под Бахчисараем. Здесь были найдены останки ребенка, который принадлежал к переходной форме от неандертальца к человеку современного физического облика, и жил 50-40 тыс. лет назад. На территории Севастополя раскопанных мустьерских стоянок нет, однако орудия того времени при археологических разведках находили.

Люди того периода жили маленькими (по 30-40 особей) коллективами, которые принято называть "первобытным человеческим стадом". Основным средством добывания пищи для них служила загонная охота на крупных животных, побочным - собирательство. Главным объектом охоты были стадные копытные животные, хотя охотились в здешних местах и на мамонта, и на шерстистого носорога, и на пещерного медведя.

Переход к верхнему, или позднему палеолиту определялся появлением человека современного физического облика - HOMO SAPIENS. Первые представители сапиенсов именуются кроманьонцами. В регионе они появились 30-40 тыс. лет назад. Верхний палеолит ознаменован значительным прогрессом во всех областях жизни человека: был изобретен лук, существенно совершенствуются каменные орудия, формируются родо-племенные отношения, возникает высокохудожественное изобразительное искусство, зарождается религия.

В гроте Мурзак-Коба у с. Нижнее Черноречье под Севастополем в 1936 году было обнаружено парное погребение мужчины и женщины эпохи позднего палеолита. Оно особенно интересно тем, что на мизинцах рук у женщины отсечены крайние фаланги. Следы аналогичных увечий у женщин обнаружены в верхнепалеолитических погребениях по всей Европе, что позволяет говорить о существовании схожих верований и обрядов, а значит, и связей у людей той эпохи, отделенных друг от друга порой на тысячи километров.

В окрестностях Севастополя обнаружен еще ряд верхнепалеолитических стоянок; самые известные из которых - Шан-Коба и Фатьма-Коба у с. Передовое в Байдарской долине. Все они находились в гротах или скальных навесах, что следует из их названий (коба (тюрк.) - пещера). Образ жизни и охоты в верхнем палеолите еще не отличался от мустьерского, а климат продолжал оставаться суровым, хотя в период 20-10 тыс. лет до н.э. началось постепенное потепление. Ледник стал таять и отступать, уровень моря повышаться, тундровая растительность сменялась лесной.

Около 10 тыс. лет до н.э. климат и растительность стали близкими к современным, очертания Крымского полуострова, в основном, сформировались, а повысившийся уровень моря привел к образованию севастопольских бухт. В это время человечество переживало новый этап своего развития - среднекаменный век, мезолит. Он продолжался 3-4 тысячи лет и закончился в VII-VI тысячелетиях до н.э.

Из-за изменения климата, в Крыму резко сокращается численность стадных животных, и вместо коллективной загонной охоты на первый план выходит индивидуальная, с применением лука и стрел. Запасы кремня к тому времени сильно истощились, поэтому, каменные орудия стали делать из небольших сегментов, вставляя их в деревянную или костяную оправу. Людьми, жившими в Крыму в это время, раньше, чем в других регионах были приручены собака, свинья и бык. Так постепенно зарождалось скотоводство.

Мезолитических стоянок в округе Севастополя также найдено немало. В их числе - уже знакомые нам Фатьма-Коба и Мурзак-Коба, которые были настолько удобны для первобытных людей, что они продолжали использовать их на протяжении десятков тысяч лет.

Новокаменный век (неолит) на территории региона продолжался с VI (ранний, нижний неолит) по V (поздний, верхний неолит) тысячелетие до н.э.


Медно-каменный и бронзовый века. Начало выплавки металла, первое общественное разделение труда.



Каменный век не сразу сменился веком металла: между ними лежит промежуточный этап - медно-каменный век (энеолит). Однако, памятников этого периода в Крыму пока не открыто: в истории полуострова с IV по первую половину III в. до н.э. лежит "белое пятно". Первые памятники эпохи бронзы относятся в Крыму ко второй половине II тыс. до н.э.

Население полуострова этого периода условно можно поделить на носителей ямной (по типу погребений) и кемиобинской (по кургану Кеми-Оба близ Белогорска) археологических культур. Плотность населения была тогда чрезвычайно низкой: предполагают, что во всем Крыму одновременно проживало чуть больше тысячи человек. Однако, и в энеолитическое время окрестности Севастополя не оставались необитаемыми: в Байдарской долине были об-наружены захоронения и стоянки кемиобинцев, датированные III - началом II тысячелетия до н. э.

В процессе развития медной металлургии была получена, вероятно случайно, бронза - сплав меди со свинцом, оловом и другими металлами. Древние литейщики обратили внимание на ряд преимуществ нового сплава: большую прочность, высокие литейные качества и, главное, более низкую, чем у меди, температуру плавления (700-900°С). Наступила эпоха бронзы (II тысячелетие до н. э.).

Но месторождения металлов, из которых изготавливается бронза, на Земле достаточно редки и зачастую отстоят друг от друга на огромные расстояния. Поэтому, бронза была дорогой и из металла изготовлялись только оружие, украшения, дорогая посуда, топоры, в конце периода - серпы. Остальные орудия труда оставались каменными и деревянными.

Бронзовому веку человечество обязано целым рядом изобретений, давших мощный толчок развитию техники и экономики. Появились корабли, двигавшиеся с помощью весел и парусов, изобретено колесо, приручены овца, корова, коза, лошадь. В это время происходит первое общественное разделение труда: на оседлое земледелие и кочевое скотоводство.

Археологических памятников этого периода под Севастополем немного. Главным из них считается пещера Сюндюрлю-Коба на западном склоне высоты с отметкой 780 м. в 9 километрах к востоку от села Новобобровское. В культурном слое небольшого грота у северного входа в пещеру обнаружена керамика эпохи поздней бронзы: пещера служила стоянкой пастухов со времен бронзового века до ХХ века включительно.


Ранний железный век. Вхождение Крыма в состав ойкумены. Тавры и скифы.



С началом I тысячелетия до н.э. упоминания о Крымском полуострове и живущих в Крыму народах появляются в письменных источниках: сначала - в ассирийских и урартских, а позже, с VIII в. до н.э. - и в древнегреческих.

Первый из народов Крыма, чье название известно нам из письменных источников - киммерийцы, которых ассирийцы и урарты называли гимирру. Они жили и кочевали в Восточном Крыму, и их стоянок в регионе Севастополя не отмечено. А вот следующий по времени народ - тавры - известные грекам со времен Гомера, жили здесь веками и оставили очень заметный след в истории, культуре и мифологии края.

Около ХI-Х в.в. до н.э. в Крыму начался ранний железный век.

Люди осваивают выплавку железа, месторождения которого встречаются в природе гораздо чаще, чем залежи меди. Дешевые и доступные орудия труда и оружие из железа становятся мощнейшим толчком к прогрессу множества этносов. Народы, жившие тогда в Крыму, этого рывка совершить не сумели. Поэтому, в эпоху раннего железного века полуостров становится ареной вторжений и завоевательных войн.

Тавры, о появлении которых в Крыму известно мало (они появляются как бы внезапно около IХ в. до н.э.), занимали горную часть Крыма, Южный берег и часть предгорий. В этих труднодоступных местах они и держали оборону от завоевателей в течение десяти последующих веков.

На протяжении последних десятилетий в исторической науке не прекращается спор: один ли народ проживал на территории, которую принято считать зоной обитания тавров. Дело в том, что в различных таврских поселениях можно проследить два типа материальной культуры: собственно таврскую, более примитивную, и так называемую "кизил-кобинскую", названную по имени поселения у пещеры Кизил-Коба на склонах Чатырдага, где она была впервые обнаружена.

Сторонники существования двух народов на одной территории, причем зоны их обитания причудливо перемешиваются, не могут объяснить главного: почему греки, которые отлично знали тавров, много о них писали, веками жили с ними бок о бок, непрерывно воевали, наверняка обращали в рабство, не имели ни малейшего представления о "кизил-кобинцах" и ни разу их не упоминают.

Историки, подходящие к этому вопросу взвешенно, признают существование различий в материальной культуре таврских племен, одни из которых, более развитые, проживали в плодородных речных долинах и, видимо, испытывали определенное культурное воздействие соседних народов - греков и скифов. Другие племена, с более строгими и консервативными обычиями, занимали труднодоступные горные районы и от контактов с соседними народами старались уклоняться, относясь к ним подчеркнуто враждебно.

На побережье Балаклавской бухты находилось поселение одного из таврских племен, которое занималось не только мотыжным земледелием и отгонным скотоводством, но и рыболовством, и пиратством. У прибрежных тавров пиратство было распространено как подсобный промысел. Взятых в плен моряков аборигены приносили в жертву своей главной богине Деве, сбрасывая их со скалы, на которой находилось святилище божества. Предполагают, что храм Девы находился в районе мыса Феолент. Другое крупное таврское поселение в окрестностях Севастополя - Уч-Баш - было раскопано в нижнем течении реки Черной.

Общественное устройство тавров было первобытнообщинным; родоплеменной строй и обычаи этого народа отличались особой устойчивостью. Они сознательно изолировали себя от соседей, и только в позднюю эпоху в таврских могильниках стали встречаться крайне немногочисленные скифские, греческие и северокавказские предметы. В начале новой эры, постоянно теснимые скифами, греками и появившимися в Крыму сарматами, тавры ассимилируются с ними и исчезают как самостоятельный народ. Исчезает и их материальная культура.

Скифы, кочевые племена, говорившие, как и тавры, на языке иранской группы, появились в Восточном Крыму в VII в. до н.э., а в Западном - в VI-V в.в. до н.э. Скифы были одним из самых мощных, а потому, знаменитых кочевых народов древности. Ко времени их появления в Юго-западной Таврике, скифы находились в стадии разложения первобытнообщинного строя, зарождения классов и примитивной государственности. На V-IV в.в. до н.э. приходится эпоха расцвета Скифского царства, которое поначалу было союзом племен, а затем действительно превратилось в раннегосударственное образование со своей столицей и социальной иерархией.

Скифское царство эпохи расцвета занимало громадную территорию: все степи и лесостепи от дельты Дуная на западе до нижнего течения Дона на востоке. При самом знаменитом скифском царе Атее столица их государства находилась в так называемом Каменском городище в Нижнем Поднепровье. Это громадное поселение, совмещавшее в себе черты города и кочевого стойбища, занимало сотни гектаров, а его земляные укрепления могли вместить десятки тысяч пастухов и рабов-ремеслеников, сотни тысяч голов скота. Скифы делились на несколько племенных объединений, самыми многочисленными из которых были властвовавшие над другими сородичами Царские скифы, сайи. В зону их влияния и власти попал, начиная с VII в. до н.э. и Степной Крым.

Пока Скифия была огромна и сильна, пока она была способна давать отпор любому врагу, даже персидскому царю Дарию, ее правители не препятствовали основанию на их землях греческих колоний. Наоборот, из такого соседства они извлекали немалую выгоду: с Ольвией и городами Боспорского царства скифы вели оживленную торговлю и, видимо, взимали дань, влияли на политическую жизнь.Свидетельством тому может служить великолепный скифский царский курган Куль-Оба IV в. до н.э., раскопанный в 1830 году под Керчью. Причина, по которой погребенный под курганом вождь не был отвезен на традиционное место захоронения знатных скифов, неизвестно. Но, судя по находкам, хоронил его весь Пантикапей.

На Юго-Западный Крым, где только зарождался Херсонесский полис, скифы внимания почти не обращали.

Когда же в конце IV в. до н.э. скифов стали теснить с востока сарматы, а с запада македоняне и фракийцы, их государство съежилось, и под властью скифских царей остались только Нижнее Поднепровье и степной Крым. Столицу свою они перенесли в центр полуострова, на вершину Петровских скал, основав там город Неаполь Скифский . С тех пор они волей-неволей должны были тесно взаимодействовать со своими соседями.

О том, какую роль сыграли скифы в истории Херсонеса и Гераклейского полуострова, будет рассказано ниже. Отметим лишь, что с момента возникновения в Северном Причерноморье греческих колоний, т.е. с VII-VI в.в. до н.э., скифская история и культура были теснейшим образом переплетены с греческой. Несмотря на наличие собственных богатых традиций изобразительного и прикладного искусства, характеризовавшегося так называемым "звериным стилем" (скифы очень любили украшать свои изделия изображениями фантастических и реальных животных), скифские цари и знать в массовом порядке заказывали оружие, посуду и украшения ювелирам Ольвии и Пантикапея, изучали греческий язык и письмо. В архитектуре оборонительных сооружений, жилых и общественных зданий Неаполя Скифского чувствуется сильнейшее греческое влияние, хотя большая часть городской застройки - это лабиринты хижин и полуземлянок скифской бедноты.

Начиная с IV в. до н.э. жившие в Крыму скифы, особенно те, кто расселился в предгорье, стали активно переходить от кочевого скотоводства к оседлому земледелию. К этому их всячески поощряли и принуждали цари и знать, потому что великолепная крымская пшеница пользовалась огромным спросом на тогдашнем мировом рынке. Цари Боспора наживали громадные барыши на экспорте десятков тысяч тонн отборного хлеба, выращенного трудом осевших на их землях скифских земледельцев. И цари собственно Скифии жаждали получить свою долю доходов. Для этого им нужны были новые земли и собственные порты. С могуществом Боспора скифы справиться не могли, хотя и пытались. Поэтому, они обратили свой взор на юго-запад - туда, где рос и богател основанный в V в. до н.э. Херсонес.

---
По материалам:
«Севастополь — Городской Информационный Центр»
http://sevastopol.net.ua/city/history
Rage Fury вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Таллерова (17.09.2009)
Старый 17.09.2009, 13:03   #2
Rage Fury
Почетный гражданин
 
Аватар для Rage Fury
 
Регистрация: 12.09.2009
Адрес: Севастополь
Сообщений: 1,293
Сказал(а) Фууу!: 3
Сказали Фууу! 0 раз(а) в 0 сообщениях
Сказал(а) спасибо: 639
Поблагодарили 347 раз(а) в 287 сообщениях
Rage Fury - луч света в тёмном царствеRage Fury - луч света в тёмном царствеRage Fury - луч света в тёмном царствеRage Fury - луч света в тёмном царствеRage Fury - луч света в тёмном царстве
По умолчанию

В большой дом народов - СССР - пришло горе. Свирепое и жестокое время вырвало миллионы людей из привычной жизни, обстановки, и заставило смотреть в лицо врагу.
И каждый делал это по-своему: мужчины - на фронте, женщины - в тылу, целые семьи - в патризанских отрядах...
Нельзя недооценивать деятельность партизанских групп на оккупированных фашистами территориях.
Вклад этих людей помог приблизить победу: партизанские отряды устраивали подрывы и диверсии, разгромы полицейских участков, бои, проводили агитацию и инормационную борьбу: распространяли листовки, устраивали собрания с разъяснение политической обстановки, рассказами новостей с фронта, и открывали глаза на истиные цели "работодателей из Германии", пытавшихся угнать молодежь на работы...

тяжелый, нечеловеческий труд подпольщиков и партизан...
прочтите хотя бы немного, чтобы понять, в какое время люди смогли одержать победу, и насколько нелегко это им давалось.

Цитата:
О РОЛИ КРЫМСКИХ ПАРТИЗАН И ПОДПОЛЬЩИКОВ В РАЗГРОМЕ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ В КРЫМУ

Рассказ ветерана, участника тех славных событий члена Российской общины Крыма «ОТЕЧЕСТВО» Леонтия Афанасьевича УВАРОВА

В истории партизанского и подпольного движения в Крыму в годы Великой Отечественной войны не все периоды и события освещены достаточно полно. Это касается, в частности, возникновения и развития подпольного движения, а также создания осенью 1943 года в горах «3-го фронта» военных действий с оккупантами. Частично пробел восполняют воспоминания Леонтия Афанасьевича Уварова, который в 1942-1944 годах был уполномоченным Крымского обкома партии и Центрального штаба партизан Крыма по подполью в Карасубазарском районе, а зимой 1943-1944 года комиссаром сформированного им из подпольщиков партизанского отряда.

Леонтий Афанасьевич рассказывает: « В конце ноября 1941 года я был зачислен в группу разведки Центрального штаба партизан Крыма. Штаб, сообразуясь с оперативной обстановкой, из Заповедных лесов в Зуйские, затем в Карасубазарские леса. Как сейчас помню, 1-го марта 1942 года меня вызвали в штаб. Он в то время находился на склоне горы Средней в Карасубазарском лесу. В штабной землянке были командующий партизанским движением Крыма Алексей Васильевич Мокроусов, комиссар движения Серафим Владимирович Мартынов, начальник разведки Иван Казаков и Иван Гаврилович Генов - командир 2-го партизанского района. В ходе беседы я узнал, о чем и сам догадывался, что противник разграбил многие партизанские базы, блокирует подходы к лесу, готовится к новым карательным операциям.

А.В.Мокроусов: «Народ стонет под гнетом оккупантов, в городах и селах патриоты создают подпольные группы. Они готовы вступить в борьбу с захватчиками, ищут связи с партизанами. У штаба есть сведения о создании таких групп в ряде сёл Карасубазарского района. Мы решили поручить тебе установить связь с одной из таких групп в селе Пролом и выполнить поручение штаба. Готов ли ты выполнить задание?»

«Готов к любому поручению партии и партизанского командования!» - ответил я. Замечу, что к этому времени я был кандидатом в члены ВКП(б).

С.В.Мартынов: «Ты Уваров, присмотрись к активным подпольщикам, проведай, чем занимаются, насколько серьёзно их намерение. Ориентируй на создание подпольных групп в соседних селах и увеличению их численности».

И.Н.Казаков: «Попутно подбирай хороших разведчиков, от которых будем получать сведения о противнике. Выявляйте предателей и изменников Родины. Агентов гестапо - уничтожать!»
И.Г.Генов: «работа в тылу врага сопряжена с большой опасностью, поэтому о строжайшей конспирации не забывай. Учи этому и подпольщиков».

А.В.Мокроусов: «Подробны инструктаж по организации подполья получишь у Ивана Гавриловича. В заключение наказываю: посоветуйся с подпольщиками, имеют ли они возможность доставить нам какие-либо продукты. Сам знаешь положение у нас тяжелое».

Получив обстоятельный инструктаж у И.Г.Генова, я вечером того же дня в сопровождении связного Асланяна Куркена отправился в село Пролом. Куркен, юноша лет семнадцати, по дороге рассказал, что его двоюродный брат Гарегин, тоже Асланян, до оккупации работал учителем местной школы, комсомолец. Школа сейчас не работает. Ещё в первых числах ноября 1941 года Гарегин и учительница Анна Алексеевна Кулякина, тоже комсомолка, при встречи разговорились. Вывод был один: с оккупантами нужно вести подпольную борьбу. Решили привлечь верных товарищей. Гарагена поддержали сестры Запюр, Цогик, Изабелла, Кулякину ее сестра Ольга и комсомолец из села Васильевка Толя Егоров. Молодежь возмущала жестокость, наглость, ложь оккупантов. Расстрелы военнопленных, детей, женщин, стариков. И грабеж, грабеж! Оккупанты и невесть откуда взявшиеся предатели кричали: «С большевиками покончено! Москва - капут! Ленинград - капут!» Комсомольцы решили рассказать жителям правду: «Севастополь борется. Под Москвой немцы терпят поражение». Наиболее решительные собирали и прятали оружие и боеприпасы, брошенные отступающими красноармейцами. Пропагандистскую работу усилили после высадки десантов в Керчи, Феодосии, Судаке. Мы ждем помощи от партизан, как нам лучше бороться», - заключил Куркен.

В Проломе я встретился с подпольщиками и установил, что в группе девять активных товарищей: Павлов Борис Алексеевич, его жена Елизавета Константиновна, Аслонян Гарегин Ервандович, Яровой Иван Андреевич, его жена Фрося, Кононенко Иван, Кудякины Анна и Ольга, Аслонян Куркен. Руководителем утвердили Павлова Б.А. До оккупации он работал в г. Симферополе в Крымском управлении лесного хозяйства старшим специалистом. В Пролом переехал с женой и 11-ти летним сыном Юрой, чтобы избежать преследования фашистов. В последствии Павлов Б.А. стал руководителем Проломского подпольного куста.

Сообразуясь с требованиями конспирации, я собрал активистов-подпольщиков и поставил перед ними задачи: усилить агитационно-разъяснительную работу среди населения, вовлекать в подполье новых членов, создавать подпольные группы в соседних селах, саботировать мероприятия оккупантов, выявлять агентуру гестапо, вести разведку, проводить сбор и отправку в лес продуктов питания для партизан, лучше за счет оккупантов, строжайше соблюдать конспирацию.

В течение марта-сентября 1942 года два-три раза в месяц я встречался, чаще в лесу, с руководителями подполья и направлял их работу.

В марте 1942 года была создана подпольная группа в селе Васильевка. За ней закрепилось название «Отважная шестерка». Это были Анатолий Егоров (рук.), Григорий Лабодин (по заданию подпольщиков работал переводчиком в Васильевской комендатуре, передавал подпольщикам ценные сведения), Владимир Бегличев, Александр Галкин, Игорь Отчев, Константин Козинец.

В мае созданы группы в селах Аджилар (Солдатово) - рук. Мухамедов К.М. и Милек (Некрасово) - рук. Шеврикука Николай. В сентябре в селе Васильевка создана вторая группа - «Группа старшин». Её возглавил Петр Акименко, капитан-пограничник, с ноября 1941 года по август 1942 года был командиром разведгруппы Биюк-Онларского партизанского отряда. По просьбе И.Г.Генова я переговорил с васильевскими подпольщиками, они помогли ему легализоваться. В сентябре были созданы группы в селах Манай (Заречное) - рук. Чебаненко И.А., Кишлав (Курское), Красный Терчек (Яркое Поле) - рук. Зимин Дмитрий, а также в селах Киянлы (Ильичево), Киличи (Приветное), Ички (Советское), Ислам-Терек (Кировское). Созданы эти группы Мухамедовым К.М. К осени 1943 года группы созданы в селах Кабурчак, Тагай, Бурундук и др.

С момента установления связи подпольщиков с партизанами их деятельность приобрела высокий патриотический смысл. Сведения о противнике, добытые разведчиками, становились достоянием партизан, а через них командованию Красной Армии. Из леса поступали сообщения о положении на фронтах.

Уже 9 марта от подпольщиков поступило сообщение о намеченном карателями прочесывании прочесе леса. 10 марта выпущена первая листовка в количестве 200 экземпляров. 13 марта две лошади, навьюченные мешками с мукой, были пригнаны в лес. Улучшилась разведка. Молодые подпольщики охотно шли на дорожные работы, где не столько работали, сколько наблюдали за передвижением войск противника. Сообщали партизанам, те нападали на колоны и сообщали в штаб фронта. Авиация наносила удары по скоплениям врага. Школьники села Пролом Коля Воликов, Володя Зиновьев, Юра Павлов, Олег Каманский, Арсен Акшиян составили отдельную группу. Ребята собирали оружие, распространяли листовки, сообщали о появлении в селе карателей.

24 мая 1942 года Гарегин Асланян и Ваня Воликов (брат Коли) встретили в Азаматском лесу парашютиста с рацией. Это был разведчик- корректировщик Приморской армии Клюев Мирон Назарович. Подпольщики и разведчик нашли взаимопонимание. В течение двух недель Клюев получал разведанные. По скоплениям противника авиация наносила бомбовые удары. Клюеву помогали продуктами. Но нашелся предатель, по доносу которого каратели окружили лес, где базировался разведчик. В неравном бою с полицейскими он погиб, уничтожив нескольких фашистов.
Во второй половине сентября 1942 года в районе Проломского лесхоза собрались руководители подпольных групп. «От партийного центра был я», - говорит Л.Уваров. Следует сказать, что в апреле 1942 года я стал членом партии, рекомендации мне дали А.В.Мокроусов, С.В.Мартынов, И.Н.Казаков.
Рассматривая ход выполнения предыдущих заданий, намечались меры по усилению борьбы. Так как значительную часть подпольщиков составляли комсомольцы, то решили избрать подпольный комитет из трех человек: Асланян Гарегин - руководитель, Кулякина Аня - секретарь, Воликов Ваня - член комитета. Утвердили порядок приема в комсомол новых членов и текст клятвы:

«Я, гражданин СССР, перед лицом своей Родины, перед товарищами-подпольщиками, перед всем многострадальным народом, перед нашей родной Коммунистической партией даю КЛЯТВУ; вести смертельную борьбу против немецко-фашистских оккупантов, мстить захватчикам на каждом шагу, уничтожать их на нашей земле. Буду вести непримиримую борьбу! Кровь за кровь! Смерть за смерть! За наши советские законы! Буду строго соблюдать тайну существования подпольной организации. Обязуюсь честно выполнять все поручения, возложенные на меня. Лучше умереть, чем предать товарищей!»

Егоров Анатолий и Асланян Гарегин доложили о количестве собранного и забазированного оружия: винтовок 20 шт., коробок с патронами - 16, пулеметов «Максим» - 1, автоматов - 1, ротных минометов - 1, мин - 58, тол, взрывчатка.

Было решено усилить разведку, создать разведгруппу из десяти человек. Нацелить разведчиков на Керченский полуостров, г.г. Керчь, Феодосию, Старый Крым.

С лета 1942 года по лето 1943 года Крым был глубоким тылом немецкой армии. Но борьба подпольщиков не ослабла, она усиливалась. Полагая, что летнее наступление 1942 года перевесило чашу войны в их пользу, гитлеровцы приступили к колонизации Крыма. В селах насаждаются помещики-колонисты, их роль выполняют коменданты под охраной полиции. Передвижение жителей из села в село запрещено. Изымается урожай, скот. Население голодает. Проводится агитация за выезд молодежи в Германию, а когда агитация сорвалась, проводятся облавы, задержанные насильно увозятся на каторжные работы. Антисоветская, антирусская пропаганда усиливается. Подпольщики быстро реагируют на всё, что происходит в Крыму. Выпускают листовки, в которых разоблачают оккупантов, проводят диверсии на дорогах, рвут телефонную связь, спасают тех кому грозит опасность оказаться угнанными в Германию. Особенно активно эту работу проводят Павлов Б.А., Асланян Г., Мухамедов К., Кулякина А. и др. Характерно, что в сопротивлении оккупантам втягиваются часто простые, скромные люди. Они укрывают бежавших из плена красноармейцев. Одинокие женщины дают им приют. Врачи, медсестры помогают справками, чтобы уберечь молодежь от угона в Германию, домохозяйки становятся хозяйками явочных квартир.

Подпольщики рассказывают жителям о победах Красной Армии под Сталинградом, на Северном Кавказе, на Дону, Кубани, под Орлом и Курском.

26 июня 1943 года между сёлами Пролом и Васильевка глубокой ночью с самолета на парашютах высадились девять разведчиков Северо-Кавказского фронта. Командовал группой Волков Федор Петрович. Сброшено несколько грузовых парашютов. Собрав груз, разведчики не досчитались одного парашюта, в гандоле которого были магнитные мины и саперные лопатки. Так как приближался рассвет, десантники наскоро зарыли парашюты и груз на пшеничном поле. Не стали задерживаться на поиск парашюта и ушли налегке в виднеющийся на востоке Азаматский лес. Приземление парашютистов не осталось незамеченным осведомителями гестапо. С часу на час можно было ожидать облаву. Но парашютистов засекли и члены «Отважной Шестерки». Подпольщики сразу сообразили, какая угроза нависла над парашютистами. Оседлав двух коней, они бросились прочесывать поле, где была совершена посадка, и вскоре обнаружили ненайденный парашют, а затем и все другие. Вывезли и закопали все это в надёжном месте.

В это утро удача сопутствовала десантникам.

Когда они углубились в лес, то неожиданно столкнулись с двумя вооруженными людьми. Это были Уваров Л.А. и Крючковенко И. - партизанские разведчики, которые шли на связь с подпольщиками. Обе стороны поняли друг друга. Уваров Л.А. предупредил парашютистов, что они ведут себя неосторожно, а когда узнал, что один парашют не найден, а остальные зарыты на пшеничном поле, то наказал срочно замотать следы, углубиться в лес и ждать их возвращения. Партизаны поспешили в Васильевку, чтобы поднять подпольщиков на поиск парашютов. Там они с радостью узнали, что парашюты уже в надёжном месте.

К обеду прибыла из Карасубазара рота полицаев, оцепила район высадки парашютистов, но никого и ничего на нашла.

У Уварова и Крючковенко к концу дня состоялась встреча с «Сашей» - такова была кличка командира разведгруппы Волкова Ф.П. Из беседы с ним партизаны узнали, что десантники впервые в тылу врага, местности не знают, связи с населением у них нет. Волков со своей стороны понял, что Уваров и Крючковенко были бы для группы незаменимыми помощниками, и попросил их войти в состав группы. Уваров ответил, что без согласия партизанского штаба они на это пойти не могут. А парашютистам посоветовал быть осмотрительней в выборе друзей, могли напороться на провокаторов. Волков по рации связался со своим Центром, те с партизанским командованием, и по прошествии нескольких дней вопрос о вхождении Уварова и Крючковенко в группу «Саша» был решен положительно на уровне штабов. Так Уваров с июня 1943 года стал членом разведгруппы «Саша», одновременно оставаясь уполномоченным партизанского центра по Карасубазарскому подпольному кусту. Разведгруппа получила задание проводить разведку в восточном Крыму, совершать диверсии на коммуникациях врага.

Благодаря Уварову группа «Саши» получила устойчивую связь с подпольщиками: Павловым Б.А. (кличка «Тося»), Асланяном Гарегином («Шурка»), Кулякиной Анной («Ландыш»), Егоровым Анатолием, Акименко Петром, Мухамедовым К.М., а также с хозяевами явочных квартир. Парашютисты регулярно передавали в Центр разведданные, добытые армейскими и партизанскими разведчиками. С рядом заданий подпольщики справлялись лучше парашютистов. Они хорошо знали местность, у них были связи с населением, легче скрывались среди жителей. В течении осени 1943 года были разведаны три полосы укреплений противника на Керченском полуострове: у г.Керчи, на линии Турецкого вала, на месте Акмонайских позиций. Расположение аэродромов, огневых позиций, штабов - все было сообщено в штаб Северо-Кавказского фронта (с 20-го ноября 1943 года Отдельной Приморской армии).

В августе 1943 года в районе Васильевки была сброшена ещё одна группа парашютистов для Васильевских подпольщиков. Её командиром был офицер по кличке «Николай». Значительных результатов она не достигла, так как каратели окружили её и рассеяли.

В 1962 году в Симферопольском Доме офицеров состоялась военно-научная конференция, на которой с докладом о боях за Крым выступил командующий отдельной приморской армии маршал Советского Союза Еременко А.И. Он говорил: «Благодаря партизанам-разведчикам и подпольщикам мы получали подробные разведданные о немецких укреплениях на Керченском полуострове, в районе Феодосии и других района Крыма. В боях подтвердилось, что донесения, переданные по нашей рации правильные и точны. Мы сразу наносили удар по укреплениям противника, и укрепления летели в воздух. Это дало возможность Отдельной Приморской армии захватить важные оборонительные рубежи противника и быстро продвигаться вперед».

Это было на заключительном этапе в борьбе за Крым. Летом, осенью и зимой 1943-1944 года события в Крыму развивались чрезвычайно драматично. Партизанские и диверсионные группы подпольщиков взрывали эшелоны, мосты, связь. Только группа «Саша» совместно с Проломскими подпольщиками провела пять взрывов железнодорожного полотна, в результате пять эшелонов пущены под откос с техникой и живой силой.

17-ая немецкая армия, потерпев поражение на Кубани, в августе отводила свои войска в Крым. В прифронтовой зоне действовал драконовский приказ гитлеровцев «О трудовой повинности и назначении трудящихся на работу», подписанный начальником Генерального штаба немецкой армии генералом Цейтлером 6 февраля 1943 года (опубликован в газете «Голос Крыма» 14 апреля 1943 года), согласно которому: «Все жители прифронтовой полосы в возрасте от 14 до 65 лет подлежат, независимо от трудоспособности, трудовой повинности». Жители могут быть назначены на работу и за пределами постоянного места проживания, а также за пределами прифронтовой полосы. Рабочая неделя длится 54 часа, а при необходимости и более, в т.ч. в ночное время, воскресенье и праздничные дни. На основании этого приказа армия на «законном» основании изгоняла в тыл всё население районов, которые оставляли гитлеровцы под напором Красной Армии.

В августе-сентябре 1943 года жители приморских городов и сёл были выселены в глубь полуострова. По населенным пунктам прошли сплошные облавы. Мужское население в возрасте старше 14-ти лет хватали и сгоняли в концлагеря, а девушек и молодых женщин направляли рыть окопы в местах вероятного наступления Красной Армии.

Отступавшие с Тамани гитлеровцы оставляли после себя выжженную землю. Эта учесть была уготована и Крыму. Как не хотелось оккупантам расставаться с захваченным богатством: лучшими в мире чернозёмами, чудесными курортами, богатыми недрами, трудолюбивым одаренным народом, из которого можно выжимать все соки, держа штык над головой.

В числе первых драпали карательные органы: жандармы, служба безопасности (СД), полиция, а с ними предатели, старосты, писари, переводчики, женщины легкого поведения, пользовавшиеся вниманием румынских офицеров. Из г.Краснодара в Старый Крым переместилась зловещая полевая жандармерия - (ГПФ-312), раскинувшая свои щупальцы на Ленинский, Кировский, Старо-Крымский, Карасубазарский районы. С ней свора агентов, провокаторов, предателей. Жандармы разъезжали по селам и поселкам, облавами сгоняли людей в концлагеря, вешали и убивали.

Удары подпольщиков усилились. Только диверсионная группа Мухамедова вывела из строя железную дорогу в районе Ислам-Терека, подорвала три автомобиля со снарядами, разрушила 80 столбов телефонной связи, распространила несколько тысяч листовок.

Жандармы усилили репрессии. Осенью 1943 года тяжелые потери понесли милекские подпольщики. Погибли в застенках Разложко А.Г. - руководитель, Шеретова Л.Д. - хозяйка явочной квартиры, Богданов Л.П., Шеврикука Н.К., Шеврикука К.И., Лапин Ф.П., Лапина С., Москатов Н.З. Они снабжали партизан продуктами, укрывали и лечили их. Подпольщиков выдали Иван Михо и Илья Галактеев. Из аджиларских подпольщиков в застенках гестапо погибли Мустафаев Али и Климов Алексей. Каратели окружили, а затем захватили «Отважную Шестерку», это были юноши от 19 до 28 лет. Героически погиб на посту юный подпольщик Акшиян Арсен, за несколько дней до смерти принятый в комсомол. Спасая группу партизан от неожиданно нагрянувших карателей, он ценой своей жизни спас товарищей.

10 октября 1943 года подпольный обком партии и штаб партизанского движения заслушали отчет уполномоченного по подполью в Карасубазарском районе Леонтия Афанасьевича Уварова. Секретарь обкома, он же командир Северного соединения П.Р. Ямпольский и комиссар соединения Н.Д. Луговой высоко оценили деятельность проломских подпольщиков и предложили переходить на партизанские методы борьбы.

С октября 1943 года проломские подпольщики стали готовиться к уходу в лес. Они переправили к партизанам 500 голов овец, вывезли 10 тонн муки из азаматской мельницы, с партизанами разгромили молокозавод и уничтожили списки молокосдатчиков. По сёлам дана команда: хлеб с токов, амбаров немцам не сдавать, а разобрать по дворам и надёжно скрыть.

В лес подпольщики уходили организованно, многие семьями. В сёлах оставались лишь те, кто был у оккупантов вне подозрения. Дорогу указывали проводники, не раз проделавшие этот путь в качестве связных.

20 октября 1943 года 40 проломских и 18 васильевских подпольщиков и вместе с ними 50 жителей из других сёл прибыли в лес и создали отряд № 2. Командиром его стал Л.А. Уваров. В ноябре был создан отряд № 1, комиссаром этого отряда назначили того же Уварова.

В лесу создается подпольный комитет из руководителей подпольных групп. Члены комитета по прежнему руководят подпольем, ведут разведку, организуют снабжение партизан продуктами. В лес приходят сведения, что жандармы издеваются над населением. Отряд партизан под командованием Уварова проникает в село Пролом и окружает дом, где матёрые провокаторы Иван Михо и Игорь Галактеев составляли списки подпольщиков (82 человека). Прислужников гитлеровцев схватили и расстреляли. Такое же возмездие постигло и другого предателя Иванеса, которого разоблачили как лазутчика в отряде.

В декабре та же группа партизан разгромила васильевский полицейский участок. Осиное гнездо карателей было ликвидировано.

Сняв с фронта боевые части, гитлеровцы бросили их против партизан. 17 декабря 1943 года проломские партизаны вели тяжкий бой на горе Кара-Голь, 11-16 января 1944 года на высоте Караул-Тепе, а 22-23 января на горе Берлюк. Атаки карателей были отбиты, партизаны вышли из окружения и продолжали вести маневренную борьбу.

Разведгруппа «Саша» вела бои вместе с партизанами, но партизаны считали своим долгом прикрывать армейских разведчиков. Но даже при этом три парашютиста погибли в крымских лесах.
Комиссар Л.А.Уваров был дважды ранен, но при третьем ранении оставаться в лесу не мог и был эвакуирован в феврале на большую землю. Улетели туда также и 6 армейских разведчиков.

В марте проломские подпольщики, а теперь бойцы 1-го, 2-го отрядов Второй бригады Восточного соединения перешли в Старокрымские леса, поближе к будущим местам боёв за освобождение Крыма. Здесь совместно с Третьей бригадой в ночь с 26 на 27 марта 1944 года разгромили старокрымский гарнизон, осиное гнездо жандармерии и полиции, а 11-12-го апреля напали на отступавшие с Керченского полуострова части 5-го армейского корпуса и перекрыли дорогу через Старый Крым. 12 апреля участвовали в освобождении Старого Крыма от гитлеровских головорезов, уничтожавших мирных жителей. 13 апреля встретили передовые части Отдельной Приморской армии в освобожденном Старом Крыму.

Победа достигнута дорогой ценой. В разведке погибли сестры Кулявины, Петр Акименко и его товарищи, многие другие отважные подпольщики. Из 150 подпольщиков Проломского куста 42 человека погибли в этой борьбе. Вечная им слава!

В составе подпольщиков Проломского куста были люди разных национальностей. Из 150 подпольщиков русских - 70, украинцев - 30, армян - 25, болгар - 15, других национальностей - 10. Женщин насчитывалось 62 человека.

По возрасту: 1895-1910 гг. - 30 человек, в том числе женщин 10, 1911-1920 гг. - 62 человека, в том числе женщин 23, 1921- 1923 гг. - 32 человека, в том числе женщин 23, 1924 - 1930 гг. 26, в том числе женщин 6.

С Леонидом Афанасьевичем УВАРОВЫМ беседовал
и сверил данные с архивом В.А. Сапига, участник партизанского
движения Крыма, член Российской общины Крыма «ОТЕЧЕСТВО».



Традиционная встреча партизан и подпольщиков Крыма на Ангарском перевале в честь 55-летия Великой Победы

На снимке (слева направо): Председатель Совета Российских и Русских общин Крыма ЗАЖИГАЕВ Б.В., Консул-советник Генерального консульства РОССИИ в г.Симферополе БИРЮКОВ Г.П., комиссар партизанского соединения УВАРОВ Л.А., ветеран партизанского движения Крыма РУЕВ К.Т., Исполнительный директор Совета Российских и Русских общин Крыма ШАПКИН В.А.

© Республиканская общественно-политическая газета "Российская община Крыма "ОТЕЧЕСТВО" (Крым)

источник: www.ppanorama.ru
сможем ли, если нужно будет, соответствовать?
не знаю.
на этот вопрос ответ каждый выбирает сам!
Rage Fury вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Таллерова (19.09.2009)
Старый 19.09.2009, 13:10   #3
Rage Fury
Почетный гражданин
 
Аватар для Rage Fury
 
Регистрация: 12.09.2009
Адрес: Севастополь
Сообщений: 1,293
Сказал(а) Фууу!: 3
Сказали Фууу! 0 раз(а) в 0 сообщениях
Сказал(а) спасибо: 639
Поблагодарили 347 раз(а) в 287 сообщениях
Rage Fury - луч света в тёмном царствеRage Fury - луч света в тёмном царствеRage Fury - луч света в тёмном царствеRage Fury - луч света в тёмном царствеRage Fury - луч света в тёмном царстве
По умолчанию

Крымская (Ялтинская) конференция глав великих держав 1945 г.


Цитата:
К концу 1944 года положение Германии стало катастрофическим. Войска союзников стояли у ее границ. Финляндия, Румыния, Болгария объявили Германии войну. Однако вермахт оставался еще сильным. Сокращение протяженности фронтов и коммуникаций давало ему более широкие возможности для маневра силами. В 1944 году Германия добилась максимального за всю войну уровня военного производства. Было пущено в ход новое оружие – ракеты Фау, которыми с июня 1944 года стал обстреливаться Лондон.

В стране была проведена тотальная мобилизация, началось формирование ополчения из пожилых людей и юношей. Жизнь немцев превращалась в настоящий кошмар из-за постоянных бомбёжек. Только при одной бомбардировке Дрездена сразу погибло 135 тысяч человек. Но Гитлер и его окружение готовы были сражаться до последнего немца. В декабре 1944 года немецкое командование организовало последний контрудар против союзников в Арденнах, именно там, где начинался победный марш к морю в мае 1940 года. Немцам удалось вклиниться вглубь их обороны на 100 км, и наступление захлебнулось. Но оно показало, что последние сражения войны не обещают быть легкими.

Советские войска начали наступление в январе 1945 года, раньше запланированного срока, учитывая тяжелое положение союзников после Арденнского контрудара вермахта. В ходе Висло-Одерской операции они вступили на территорию Германии и остановились в 60 км от Берлина.

На фоне этого наступления 4–11 февраля состоялась новая встреча "большой тройки" (И.В. Сталин, Ф. Рузвельт, У. Черчилль) в Ялте – Крымская конференция. В работе конференции принимали участие министры иностранных дел СССР, США и Англии, а также начальники штабов вооруженных сил этих стран.


Главы трех великих держав рассмотрели и определили свои военные планы в целях окончательного разгрома врага, согласовали и детально спланировали сроки, размеры завершающих ударов по фашистской Германии, договорились о судьбе Германии после полного ее поражения.

Участники конференции подтвердили, что для обеспечения выполнения требований безоговорочной капитуляции Германии вооруженные силы СССР, США и Англии займут на территории Германии особые зоны оккупации. Было предусмотрено создание союзнической администрации и контроля, который предполагалось осуществлять через специальный контрольный орган в составе главнокомандования трех держав. При этом указывалось, что еще одна страна – Франция, которая будет приглашена занять свою зону оккупации поверженной Германии, также будет участвовать в деятельности контрольного органа союзнических сил в Германии.

Дальнейшую судьбу Германии было решено обсудить позже. На конференции был также рассмотрен вопрос о возмещении ущерба, причиненного немецко-фашистской агрессией союзным странам. Для этого создавалась специальная комиссия по репарациям, которая должна была решить вопрос о размерах и способах возмещения ущерба.

Одним из центральных вопросов Крымской конференции стало намерение о создании совместно с другими миролюбивыми государствами новой универсальной международной организации для поддержания мира и безопасности. Была подписана также декларация об освобожденной Европе, в которой содержалось обязательство обеспечить ее народам создание "демократических учреждений по их собственному выбору". Был определен порядок работы будущей Организации Объединенных Нации – преемницы Лиги Наций.

Для этого предлагалось созвать в Сан-Франциско 25 апреля 1945 года конференцию Объединенных наций для подготовки устава такой организации. Советская сторона добилась согласия Англии и США на допуск к первоначальному членству в организации Украинской и Белорусской ССР.

Польский и югославский вопросы по-прежнему оставались наиболее сложными в отношении проблем послевоенного устройства Европы. В отношении будущего польского правительства была достигнута договоренность о реорганизации действующего Временного правительства на более широкой демократической основе с включением в него деятелей из самой Польши и польского правительства, находившегося в Лондоне в эмиграции. Что же касается границ и территории новой Польши, то было решено, что она должна будет получить существенные приращения территории на севере и западе за счет земель, захваченных Германией.

По поводу Югославии главы СССР, США и Англии выработали рекомендации в отношении образования объединенного правительства этой страны, включающего представителей Национального комитета освобождения Югославии и эмигрантского югославского правительства в Лондоне, а также создания Временного парламента Югославии на основе уже существующего Антифашистского Вече национального освобождения.

СССР подтвердил намерение через 2-3 месяца после разгрома Германии вступить в войну с Японией. Это соглашение конкретизировало обещания советской стороны, данные союзникам на Тегеранской конференции 1943 года. Кроме этого, союзники договорились о восстановлении принадлежавших России прав, нарушенных Портсмутским мирным договором в результате русско-японской войны 1904-1905 годов. Сталин добился возвращения СССР южного Сахалина, Курильских островов, Китайской Восточной железной дороги в Манчжурии и Порт-Артура.

Это была последняя встреча "большой тройки", в которой принимал участие Рузвельт, избранный в ноябре 1944 года на четвертый срок. Вскоре после своего возвращения домой, 12 апреля 1945 года, он умер. Президентский пост занял вице-президент Гарри Трумэн.

Президента США Рузвельта сопровождал его новый госсекретарь Джеймс Ф. Бэрнс. Позднее государственный секретарь описывал, под каким впечатлением находились президент и он от развертывания советской мощи и русского гостеприимства. Американская делегация Приземлилась на аэродроме Саки и должна была проехать 136 километров на машине, прежде чем попасть в Ялту. Бэрнс: "Дорога от Сак до Ялты была оцеплена непрерывными рядами советских солдат, многие из них – девушки, девушки с винтовками. Ливадийский Дворец, наша штаб-квартира и место наших встреч, находился в безупречном состоянии. Нам рассказали, что немцы полностью разграбили Ливадию, и из всего богатства огромного здания, служившего царям летней резиденцией, остались только две картины". Сталин использовал возможность, чтобы настроить гостей против немцев. Так ему было легче провести свои требования о военной добыче. Президент Рузвельт, как было записано в протоколе, сказал еще до начала переговоров со Сталиным, что "он ужаснулся размерами разрушений, причиненных немцами в Крыму. Все это делает его более кровожадным по отношению к немцам, чем он был год назад в Тегеране. Он надеется, что Сталин повторит свой тост за казнь 50 тысяч офицеров немецкой армии. Сталин согласился с ним. Он ответил, что разрушения в Крыму "не идут ни в какое сравнение с тем, что произошло на Украине. Немцы – дикари с садистской ненавистью к творческим произведениям людей. Президент с ним согласился".

На четвертый день конференции, 7 февраля 1945 года, будущие победители вел и речь о новых границах, которые их волей будут установлены в Европе. Рузвельт и Черчилль хотели все же заставить Сталина изменить "линию Керзона" на важных участках в пользу Польши. Так, президент США предложил оставить Польше город Львов и часть нефтяных месторождений в южной части Восточной Польши. Черчилль сначала повторил согласие британцев с новой русской западной границей: "Претензия Советского Союза на эту область основана не на насилии, а на праве". После этого он начал подводить Сталина к корректировке границ в духе предложений президента США. Премьер сказал, что если Советский Союз сделает великодушный жест в отношении более слабой державы, то Англия восхитится советским поведением и будет его приветствовать.

Робкие попытки двух самых могущественных людей западного мира подвигнуть своего партнера к доказательству доброй воли в отношении малой страны впечатления не произвели. Более того, в следующее мгновение Сталин продемонстрировал своим гостям полную непреклонность, бескомпромиссность и свою волю применить силу. Он подскочил и, стоя у стола, за которым шли переговоры, сказал, повысив голос: "Линия Керзона" была определена Керзоном, Клемансо и теми американцами, которые принимали участие в мирной конференции с 1918 по 1919 год. Русские туда приглашены не были и поэтому в ней не участвовали. Ленин не принимал "линии Керзона". Теперь, по мнению некоторых людей, мы стали менее русскими, чем были Керзон и Клемансо. Нам сейчас должно быть стыдно. Что Об этом скажут украинцы и белорусы? Они скажут, что Сталин и Молотов защищают Россию хуже, чем Керзон и Клемансо".

Показав своим гостям, что он не думает идти на уступки, Сталин потребовал от своих союзников согласия на дальнейший захват территорий. На этот раз речь шла о немецких областях между Одером и Гё'рлицкой Нейсе. Теперь он выложил на стол Ялтинской конференции то, что шесть недель назад приказал написать в "Правде". "Я предпочитаю, – сказал он Рузвельту и Черчиллю, – чтобы война продлилась немного дольше, даже если она нам будет стоить крови, чтобы возместить Польше ущерб на западе за счет немцев. Я настаиваю на этом и прошу всех друзей меня в этом поддержать. Я за то, чтобы перенести западную польскую границу до Нейсе". Теперь все было сказано. И Сталин подразумевал не восточный приток Одера Нейсе, так называемую – Глатцер Нейсе, он говорил о западной Гёрлицкой Нейсе. Черчилль возразил Сталину, что и он придерживается мнения, что Польша должна получить немецкие территории, но считал бы неразумным переносить западную польскую границу до Нейсе. "Достойно сожаления то, что мы хотим скормить польскому гусю столько немецкого корма, что он от обжорства пойдет ко дну. Я думаю также, что существенная часть британского общественного мнения будет шокирована, если последует предложение переселить большое количество немцев". Его самого, как сказал Черчилль, перспектива выселения многих миллионов человек не шокирует. По его мнению, не вдаваясь в соображения морали, переселение шести миллионов немцев можно осилить. Сталин сказал, что количество немцев, которых придется переселить, будет значительно меньше, так как "немцы бежали оттуда, куда пришли наши войска".

Премьер и президент и в ялтинском коммюнике оставили открытым вопрос о линии Одер – Нейсе: "Главы трех государств считают, что восточная граница Польши должна проходить по "линии Керзона" с некоторыми отклонениями во многих местах от пяти до восьми километров в пользу Польши. Они признают, что Польша на севере и западе должна получить существенные приращения территории. Они находят, что точка зрения нового Временного национального единого правительства Польши относительно размеров этих новых территориальных приращений будет учтена и что окончательное утверждение западной границы Польши должно состояться на мирной конференции". После возвращения из Ялты президент Рузвельт заявил перед американским конгрессом, повторяя текст, нашептанный ему Сталиным: "В течение истории Польша образовывала коридор, по которому осуществлялись нападения на Россию. Два Раза за время жизни одного поколения Германия по этому коридору пробивалась к России. Чтобы это больше не повторилось, требуется крепкая независимая Польша". Советские войска в последние недели войны заняли все те области, которые в Ялте составляли предмет соглашения и спора. Власть Сталина распространилась до Эльбы, до сердца Центральной Европы. Войска Соединенных Штатов, в свою очередь, удерживали большую часть Тюрингии, Саксонии и Мекленбурга – областей, которые по межсоюзническому соглашению должны были войти в советскую оккупационную зону.
www.otvoyna.ru/yalt_konf.htm
Ливадия сегодня:

http://www.crimea-tour.ru/gallery/ma...беседка
Rage Fury вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Таллерова (19.09.2009)
Старый 19.09.2009, 13:26   #4
Таллерова
Упрямейшая из оптимисток
 
Аватар для Таллерова
 
Регистрация: 27.08.2009
Сообщений: 6,565
Сказал(а) Фууу!: 6
Сказали Фууу! 2 раз(а) в 2 сообщениях
Сказал(а) спасибо: 1,626
Поблагодарили 1,134 раз(а) в 903 сообщениях
Таллерова за этого человека можно гордитсяТаллерова за этого человека можно гордитсяТаллерова за этого человека можно гордитсяТаллерова за этого человека можно гордитсяТаллерова за этого человека можно гордитсяТаллерова за этого человека можно гордитсяТаллерова за этого человека можно гордитсяТаллерова за этого человека можно гордитсяТаллерова за этого человека можно гордитсяТаллерова за этого человека можно гордится
Отправить сообщение для Таллерова с помощью ICQ Отправить сообщение для Таллерова с помощью Skype™
По умолчанию

Марин, спасибо за материал, интересно!
__________________
не вступай в спор с идиотом - он принизит тебя до своего уровня, где успешно задавит своим опытом
Таллерова вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.09.2009, 13:48   #5
Rage Fury
Почетный гражданин
 
Аватар для Rage Fury
 
Регистрация: 12.09.2009
Адрес: Севастополь
Сообщений: 1,293
Сказал(а) Фууу!: 3
Сказали Фууу! 0 раз(а) в 0 сообщениях
Сказал(а) спасибо: 639
Поблагодарили 347 раз(а) в 287 сообщениях
Rage Fury - луч света в тёмном царствеRage Fury - луч света в тёмном царствеRage Fury - луч света в тёмном царствеRage Fury - луч света в тёмном царствеRage Fury - луч света в тёмном царстве
По умолчанию

к сожалению, всего не опишешь,
и не приехав в Крым,
красот воочию не увидишь, воздух не вдохнешь(, увы,...

хотя, вру!!!
среди экспонатов развалов и сувенирных лавочек у нас часто встречаются
ОБЫЧНЫЕ КОНСЕРВНЫЕ банки.
с надпиью: "ВОЗДУХ Севастополя" и т.п.
жаль, что нет фотки!
не поручусь, что это точно воздух нашего города, экспертизу не проводили)))
но вдохнуть есть вероятность и в Москве),
но лучше все-таки, к нам!!!
Rage Fury вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.11.2009, 15:11   #6
Rage Fury
Почетный гражданин
 
Аватар для Rage Fury
 
Регистрация: 12.09.2009
Адрес: Севастополь
Сообщений: 1,293
Сказал(а) Фууу!: 3
Сказали Фууу! 0 раз(а) в 0 сообщениях
Сказал(а) спасибо: 639
Поблагодарили 347 раз(а) в 287 сообщениях
Rage Fury - луч света в тёмном царствеRage Fury - луч света в тёмном царствеRage Fury - луч света в тёмном царствеRage Fury - луч света в тёмном царствеRage Fury - луч света в тёмном царстве
По умолчанию

страница истории, которая напрямую, безусловно, не относится к Крыму,
но обратите внимание на дату, имена военноначальников,
систему международных отношений и претензий к Крыму,
поседующие события вспомните, и все станет на свои места...
итак, почти Крым...
Цитата:
АДМИРАЛ НАХИМОВ И СИНОПСКАЯ БИТВА

Начавшаяся в 1853 г. война между Россией и Турцией,
вскоре переросла в войну между Россией, с одной стороны,
и коалицией в составе Англии, Турции, Франции и
Сардинии, с другой. Эта война вошла в историю как
Крымская война 1853-1856 гг.
Боевые действия главным образом происходили в
Черном море и Крыме, но потом распространились также на
Дунай, Балтийское и Белое моря, кавказско-турецкую
границу и даже Камчатку.
Основной причиной войны явилось столкновение на
Ближнем Востоке экономических и политических интересов
России, с одной стороны, и Англии и Франции, с другой.
Агрессивные круги английской буржуазии
разрабатывали планы отторжения от России Крыма,
Кавказа, Бессарабии, Финляндии, Прибалтийских
территорий и Польши. По этому поводу один из виднейших
руководителей английской политики того времени
Пальмерстон писал, что его заветная цель в войне против
России сводилась к следующему: Аландские острова и
Финляндию возвратить Швеции, часть провинций России у
Балтийского моря передать Пруссии; восстановить крупное
королевство Польское как барьер между Германией и
Россией; Молдавию, Валахию и устье Дуная отдать Австрии;
Крым, Черкессию и Грузию оторвать от России, при этом
Крым и Грузию отдать Турции, а ту часть Кавказа, которую
Пальмерстон назвал Черкессией, либо сделать независимой,
либо оставить под властью турецкого султана.
Английская буржуазия, привыкшая загребать жар
чужими руками, искала союзников для борьбы против
России. Таким союзником оказалась Франция, буржуазия
которой добивалась усиления своего влияния в Турции.
Кроме того, французский император Наполеон II, сознавая
непрочность своей власти, захваченной в результате
переворота 2 декабря 1851 г., хотел успешной войной
укрепить свое положение и предотвратить возможность
новой революции.
Турецкое правительство также преследовало
агрессивные цели, намереваясь оторвать от России северное
побережье Черного моря и Крым.
Царское правительство стремилось к овладению
Босфором и Дарданеллами, ибо они имели важное
экономическое и военное значение для России. Овладение
этими проливами обеспечивало оборону Черного моря и
южных границ России от нападения со стороны английского
флота.
Углубившийся кризис крепостнической системы, рост
волнений среди крестьянства, боязнь революционного
взрыва в стране толкали Николая I на развязывание войны
против Турции, с тем, чтобы военными победами укрепить
самодержавие.
Поводом к войне послужил начавшийся в 1850 г. спор
между католиками и православными в Иерусалиме по
вопросу о правах на владение святыми местами (ключи от
Вифлеемского храма и пр.). Этот спор о святых местах по
существу отражал борьбу за влияние в Турции. Николай I
потребовал от турецкого правительства ряда привилегий для
православной церкви.
Для предъявления ультимативных требований Турции
Николай I послал в Константинополь миссию во главе с
князем Меншиковым. Турецкое правительство вначале
пошло на уступки, но потом под давлением английского и
французского послов султан отклонил ультиматум
Меншикова.
9 мая 1853 г. Меншиков покинул Константинополь.
В начале июня этого же года русские войска вторглись
в Молдавию и Валахию. 27 сентября Турция, заручившись
поддержкой Англии и Франции, предъявила ультиматум
России об очищении русскими войсками Молдавии и
Валахии. 15 октября 1853 г. турецкий султан объявил войну
России. 20 октября Николай I подписал манифест об
объявлении войны Турции. Так началась Крымская война
1853-1856 гг.
Еще в период острых дипломатических переговоров
между Россией и Турцией в середине июня английская
эскадра в Средиземном море под командованием вице-
адмирала Дендас в составе 7 линейных кораблей и 8
фрегатов стала на якорь в Безикской бухте у входа в
Дарданеллы.
Вскоре в эту же бухту из Тулона прибыла французская
эскадра под командованием вице-адмирала Гамелена в
составе 9 линейных кораблей, 4 фрегатов и нескольких
пароходов. 27 октября 1853 г. соединенные англо-
французские эскадры, находившиеся в Мраморном море,
прибыли в Константинополь. Эти мероприятия Англии и
Франции были явно направлены против России и имели
целью запугать русское правительство и вынудить его пойти
на уступки.
30 июля 1853 г., т.е. за несколько месяцев до прибытия
англо-французских эскадр в Константинополь, в Англии на
Спитхедском рейде была проведена антирусская
демонстрация: на маневрах условный русский флот был
разгромлен английской паровой эскадрой в присутствии
королевы и всех иностранных послов, в том числе и
русского.
К началу войны между Россией и Турцией, т.е. в
октябре 1853 г., русский Черноморский флот состоял из 14
линейных кораблей, 6 фрегатов, 4 корветов, 12 бригов и 32
транспортов. Кроме того, в составе флота имелось 7
пароходо-фрегатов и 24 малых парохода.
Орудий на всех кораблях было около 2 600. Команда
кораблей состояла из 1 450 офицеров и 33 000 нижних
чинов. Боевая подготовка русского флота была на высоком
уровне.
Турецкий флот состоял из 6 линейных кораблей, 10
фрегатов, 10 корветов и бригов. Кроме того, у турок было 6
колесных вооруженных пароходов. Боевая подготовка
турецкого флота была значительно ниже, чем русского.
Необходимо отметить, что на турецком флоте имелось
значительное число английских инструкторов.
Для выяснения намерений Турции на море
Черноморский флот выслал в сторону турецких берегов ряд
крейсерских отрядов и эскадр с целью наблюдения за
движением турецких кораблей. Особое внимание обращено
было на Босфор и на пути, ведущие к берегам Кавказа.
В сентябре в Севастополе стало известно, что турецким
кораблям в случае встречи с русскими приказано атаковать
их. Для усиления Кавказской армии с 17 по 25 сентября
эскадра под командованием Нахимова, державшего свой флаг
на корабле «Великий князь Константин, в составе 12
линейных кораблей, 2 фрегатов, 2 корветов, 4 пароходо-
фрегатов, 3 пароходов и 11 парусных транспортов перевезла
полностью 13-ю пехотную дивизию с двумя батареями
полевой артиллерии, обозом и десятидневным запасом
продовольствия и боеприпасов из Севастополя на
Кавказское побережье и высадила личный состав в Анакрии,
а обоз в Сухум-Кале (всего было перевезено 16 939 человек,
827 лошадей, 16 орудий). 4 октября эскадра возвратилась в
Севастополь. 11 октября в связи с угрожающей позицией,
занятой Турцией, Нахимов, имея флаг на линейном корабле
«Императрица Мария», вышел в море с эскадрой в составе 4
линейных кораблей, фрегата и брига для крейсерства. У
Анатолийского побережья Нахимову было дано приказание:
без особенного повеления не начинать боя, разве турки сами
начнут его.
Английские газеты в это время уже не скрывали, что
часть стоявшего в Босфоре турецкого флота была
предназначена к перевозке не только оружия и боевых
припасов, но и десанта на кавказский берег.
23 октября начальник штаба Черноморского флота вице-
адмирал Корнилов на пароходо-фрегате «Владимир» вышел
из Севастополя для разведки занятого турками
черноморского побережья от Сулины до Босфора. 26 октября,
обнаружив при входе в Босфор турецкую эскадру в составе 5
фрегатов, корвета и парохода, он донес об этом
главнокомандующему сухопутными и морскими силами в
Крыму Меншикову, а сам 28 октября вернулся в
Севастополь. По прибытии в Севастополь Корнилов
вступил в командование эскадрой в составе 6 линейных
кораблей, брига и 2 пароходов и 29 октября вышел в море с
задачей отыскать и уничтожить турецкие корабли.
Эскадра, продержавшись в море при бурной погоде до 4
ноября, не встретила турецкого флота. Корнилов передал
командование эскадрой контр-адмиралу Ф.М.
Новосильскому и приказал ему идти на соединение с
эскадрой вице-адмирала Нахимова, находившейся в
крейсерстве у кавказских берегов. Сам же Корнилов на
пароходо-фрегате «Владимир» направился в район
Пендераклии.
Еще 30 октября в Севастополь прибыло известие о
начале войны России с Турцией. Это известие было
немедленно отправлено с пароходом «Бесарабия» эскадре
Нахимова.
1 ноября Нахимов получил извещение об объявлении
войны флотом, что ему в связи с этим предоставляется
свобода действий против турецкого флота. 3 ноября на
корабли эскадры были переданы приказы Нахимова о
задачах эскадры. В первом приказе Нахимов писал: «..с
уверенностью в своих командирах и офицерах и командах, я
надеюсь с честью принять сражение... Не распространяясь в
наставлениях, я выскажу свою мысль, что, по мнению моему,
в морском деле близкое расстояние от неприятеля и
взаимная помощь друг другу есть лучшая тактика».
Во втором приказе говорилось: «...считаю нужным
предуведомить командиров судов вверенного мне отряда,
что в случае встречи с неприятелем, превышающим нас в
силах, я атакую его, будучи совершенно уверен, что каждый
из нас сделает свое дело».
Уверенность Нахимова в победе, оправдавшаяся в
Синопском бою, основывалась на отличной боевой
подготовке и высоком моральном состоянии черноморских
моряков. Все это явилось результатом колоссальной
воспитательной работы выдающихся русских адмиралов
Лазарева, Корнилова и самого Нахимова с личным составом
Черноморского флота. В условиях николаевского
крепостнического режима, когда мордобой считался
обычным явлением, Нахимов настойчиво требовал
человеческого отношения к матросам. Он говорил офицерам:
«Пора нам перестать себя считать помещиками, а матроса
крепостными людьми. Матрос есть главный двигатель на
военном корабле, а мы только пружины, которые на него
действуют. Матрос управляет парусами; он же наводит
орудия на неприятеля, матрос бросится на абордаж, ежели
понадобится, все сделает матрос, ежели мы, начальники, не
будем эгоистами, ежели не будем смотреть на службу, как на
средство для удовлетворения своего честолюбия, а на
подчиненных, как на ступень для собственного возвышения.
Вот кого нам нужно возвышать, учить, возбуждать в них
смелость и геройство, ежели мы не себялюбивы, а
действительные слуги отечества...Вот это-то воспитание и
составляет основную задачу нашей жизни; вот чему я
посвятил себя, для чего тружусь неусыпно и, видимо,
достигаю своей цели: матросы любят и понимают меня. Я
этою привязанностью дорожу больше, чем отзывами
чванных дворянчиков».
4 ноября пароход «Бесарабия», встретив в море
транспортный пароход «Меджари-Теджарет», захватил его
без единого выстрела. Команда парохода показала, что в
Синопе стоят 2 турецких фрегата и 2 корвета. 5 ноября
Корнилов, находясь на пароходо-фрегате «Владимир», в
районе Пендераклии обнаружил 10-пушечный
неприятельский пароход «Перваз-Бахри». После
трехчасового боя русские моряки перебили у неприятеля
половину команды и принудили спустить флаг. Бой
«Владимира» с «Перваз-Бахри» был первым в истории боем
паровых кораблей.
В связи с тем, что у «Владимира» не хватало угля для
длительного плавания, да и, кроме того, ему было
необходимо сдать приз, 7 ноября он вернулся в Севастополь
с пароходом «Перваз-Бахри», который был зачислен в списки
флота под названием «Корнилов». Турецкая эскадра,
направлявшаяся к кавказским берегам, разошлась в море с
эскадрами Новосильского и Нахимова.
6 ноября Нахимов отправил эскадру Новосильского и
пароход «Бесарабия» с призом в Севастополь, а сам
направился к Синопу, чтобы проверить показания пленных
парохода «Меджари-Теджарет». У берегов Анатолии 8
ноября кораблям Нахимова пришлось выдержать шторм, от
которого корабли «Храбрый», «Святослав» и один фрегат
получили серьезные повреждения в рангоуте и были
вынуждены уйти в Севастополь для ремонта.
11 ноября эскадра Нахимова в составе линейных
кораблей «Императрица Мария», «Чесма» и «Ростислав»
подошла к Синопской бухте, на рейде которой обнаружила
под прикрытием 6 береговых батарей стоявшую полумесяцем
турецкую эскадру в составе 7 больших фрегатов, 3 корветов, 2
пароходов, 2 транспортов и нескольких коммерческих судов.
Нахимов принял решение заблокировать ее до
возвращения отправленных в ремонт 2 кораблей. При
постоянной бурной погоде, не желая выпустить неприятеля
ночью из порта, эскадра держалась перед бухтой. Ноябрьские
темные ночи и штормы давали возможность турецкой
эскадре выйти из бухты, минуя русские корабли. Однако
командующий турецкой эскадрой Осман-паша, находясь под
прикрытием береговых батарей, недооценивал наличия
угрозы для себя со стороны русской эскадры. Он был уверен
в том, что, как только в Константинополе получат известие о
заблокировании турецкой эскадры, соединенный
англофранцузский флот войдет в Черное море и освободит
ее. Но, как видно из дальнейшего, этого не случилось.
16 ноября к Нахимову присоединилась эскадра
Новосильского в составе кораблей «Париж», «Константин» и
«Три святителя», имевших по 120 пушек каждый, и двух
фрегатов «Кагул» и «Кулевчи».
С прибытием этих кораблей Нахимов принял решение
уничтожить турецкую эскадру. Общее число пушек на
русских кораблях теперь было 612, в том числе 76
бомбических орудий. У турок было 512 пушек, из них 474 на
кораблях и 38 на береговых батареях.
17 ноября Нахимов пригласил на совещание к себе на
корабль второго флагмана и командиров кораблей и объявил
им план и диспозицию атаки. В тот же день вечером он
отдал подробный приказ: «Располагая при первом удобном
случае атаковать неприятеля, стоящего в Синопе в числе 7
фрегатов, 2 корветов, 1 шлюпа, 2 пароходов и 2 транспортов,
я составил диспозицию для атаки их и прошу командиров
стать по оной на якорь и иметь в виду следующее:
1. При входе на рейд бросить лоты, ибо может
случиться, что неприятель перейдет на мелководье, и тогда
на возможно близком от него расстоянии, но на глубине не
менее 10 сажен.
2. Иметь шпринг на оба якоря; если при нападении на
неприятеля ветер будет неблагоприятный, тогда вытравить
цепи 60 сажен, иметь столько же и шпрингу, предварительно
заложенного на битенге; идя на фордевинд при ветре О или
ONO, во избежание бросания якоря с кормы, становиться
также на шпринг, имея его до 30 сажен, и когда цепь,
вытравленная до 60 сажен, дернет, то вытравить еще 10
сажен; в этом случае цепь ослабнет, а корабли будут стоять
кормою на ветер на кабельтове; вообще со шпрингами быть
крайне осмотрительными, ибо они часто остаются
недействительными от малейшего невнимания и
промедления времени.
3. Пред входом в Синопский залив, если позволит
погода, для сбережения гребных судов на рострах я сделаю
сигнал спустить их у борта на противолежащей стороне
неприятеля, имея на одном из них на всякий случай
кабельтов и верп.
4. При атаке иметь осторожность, не палить даром по
тем из судов, кои спустят флаги; посылать же для овладения
ими не иначе, как по сигналу адмирала, стараясь лучше
употребить время для поражения противящихся судов или
батарей, которые, без сомнения, не перестанут палить, если б
с неприятельскими судами дело и было бы кончено.
5. Ныне же осмотреть заклепки у цепей, на случай
надобности расклепать их.
6. Открыть огонь по неприятелю по второму
адмиральскому выстрелу, если перед тем со стороны
неприятеля не будет никакого сопротивления нашему на них
наступлению; в противном случае палить как кому
возможно, соображаясь с расстоянием до неприятельских
судов.
7. Став на якорь и уладив шпринг, первые выстрелы
должны быть прицельные; при этом хорошо заметить
положение пушечного клина на подушке мелом для того, что
после в дыму не будет видно неприятеля, а нужно
поддерживать быстрый батальный огонь. Само собою
разумеется, что он должен быть направлен по тому
положению орудия, как и при первых выстрелах.
8. Атакуя неприятеля на якоре, хорошо иметь, как и под
парусами,, одного офицера на грот-марсе или салинге, для
наблюдения при батальном огне за направлением своих
выстрелов, а буде они не достигают своей цели, офицер
сообщает о том на шканцы для направления шпринга.
9. Фрегатам «Кагул» и «Кулевчи» во время действия
оставаться. под парусами для наблюдения за
неприятельскими пароходами, которые, без сомнения,
вступят под пары и будут вредить нашим судам по выбору
своему.
10. Завязав дело с неприятельскими судами, стараться
по возможности не вредить консульским домам, на которых
будут подняты национальные их флаги.
В заключение я выскажу свою мысль, что все
предварительные наставления при переменившихся
обстоятельствах могут затруднить командира, знающего свое
дело, и потому я предоставляю каждому совершенно
независимо действовать по усмотрению своему, но
непременно исполнить свой долг...». Этим приказом
Нахимов предоставлял своим подчиненным полную
инициативу и свободу действий сообразно обстановке, но
требовал «исполнить свой долг».
Нахимов предполагал атаковать неприятеля двумя
колоннами. Наветренная колонна в составе: 84-пушечный
корабль «Мария» (капитан 2 ранга Барановский) под флагом
командующего эскадрой вице-адмирала Нахимова; 120-
пушечный корабль «Константин» (капитан 2 ранга
Ергомышев) и 84-пушечный корабль «Чесма» (капитан 2
ранга Микрюков).
Подветренная колонна в составе: 120-пушечный
корабль «Париж» (капитан 2 ранга Истомин) под флагом
контр-адмирала Новосильского; 120-пушечный корабль «Три
святителя» (капитан 1 ранга Кутров) и 84-пушечный корабль
«Ростислав» (капитан 1 ранга Кузнецов). Пушки нижних
деков кораблей эскадры были бомбические.
Фрегаты 44-пушечный «Кагул» (капитан-лейтенант
Спицын) и 52-пушечный «Кулевчи» (капитан-лейтенант
Будищев) оставались под парусами перед входом в
Синопскую бухту, чтобы наблюдать за неприятельскими
пароходами и не допускать их бегства.
18 ноября утром погода была неблагоприятна для атаки.
Лил дождь и дул шквалистый юго-восточный ветер. В 9 час.
30 мин. утра на флагманском корабле был поднят сигнал:
«Приготовиться к бою и идти на Синопский рейд». На ходу,
по сигналу, эскадра построилась в две колонны.
К полудню эскадра подошла ко входу в бухту. Прислуга
стояла у орудий. Взоры всех были устремлены на
флагманский корабль в ожидании сигнала: «Начать бой».
В 12 час. 30 мин. с первым выстрелом турецкого
флагманского корабля «Ауни-Аллах» был открыт огонь со
всех неприятельских кораблей и батарей. Русские корабли,
открыв ответный огонь, продолжали сближение.
Корабль «Императрица Мария» был засыпан ядрами,
большая часть его рангоута и стоячего такелажа была
перебита, но он упорно шел вперед, ведя огонь по
неприятельским судам. Он отдал якорь против турецкого
флагманского корабля «Ауни-Аллах». Через полчаса после
начала боя артиллерия с «Императрицы Марии» зажгла
«Ауни-Аллах», который выбросился на берег.
После этого «Императрица Мария» сосредоточила свой
огонь на фрегате «Фазли-Аллах», который вскоре загорелся и
выбросился на мель против города. Не имея более
противника, на «Императрице Марии» завезли верп на юго-
юго-запад, чтобы вести огонь по батарее и кораблям,
сопротивлявшимся второй колонне.
Корабль «Великий князь Константин», попавший под
град ядер и картечи, стал на шпринг, открыл сильный огонь
по батарее и фрегатам «Навек-Бахри» и «Несими-Зефер».
Меткими выстрелами бомбических орудий корабль «Великий
князь Константин» через 20 мин. взорвал фрегат «Навек-
Бахри». Обломки фрегата осыпали батарею, которая
временно прекратила огонь и в дальнейшем действовала
значительно слабее. После этого, повернувшись на шпринге,
«Великий князь Константин» открыл огонь по фрегату
«Несими-Зефир» и корвету «Неджими-Фешан». В 1 час. 00
мин. 18 ноября якорная цепь неприятельского фрегата была
перебита, и он выбросился на остатки мола. Вскоре турецкий
корвет выбросился на берег у батареи.
Корабль «Чесма» вел огонь по фрегату «Навек-Бахри2 и
батареям 3 и 4. Корабль «Париж», двигаясь в смежной
колонне, на левом траверзе «Императрицы Марии», занял
место по диспозиции.
После сильного огня по батарее 5, фрегату «Дамиад» и
корвету «Гюли-Сефид» «Париж» в 1 час. 5 мин. взорвал
корвет. Вскоре выбросился на берег «Дамиад». Вытянув
шпринг, «Париж» открыл огонь по фрегату «Низамие». В 2
час. 00 мин. фок- и бизань-мачты «Низамие» были сбиты, и
он, дрейфуя к берегу, загорелся. Личный состав «Парижа»
действовал исключительно храбро.
В разгаре боя Нахимов внимательно следил за
действиями эскадры. Восхищенный быстротой и четкостью
маневров корабля «Париж», Нахимов, зная, как высоко
ценится его одобрение, приказал благодарить «Париж»
сигналом. К сожалению, сделать это было невозможно, так
как на «Императрице Марии» все сигнальные фалы были
перебиты. Благодарность Нахимова была передана
адъютантом адмирала, прибывшим на шлюпке к «Парижу».
Корабль «Ростислав», став весьма удачно против
батареи «6 и корвета «Фейзи-Меабуд», открыл по ним огонь.
Турецкий корвет и батарея сильно вредили кораблю.
Турецкая граната, ударив в одно из орудий среднего дека
корабля «Ростислав», разорвала орудие, разбила палубу и
зажгла кокор; 40 матросов были ранены и обожжены.
Горящие части упали в люки крюйт-камеры (место хранения
пороха). Кораблю грозила страшная опасность, но вскоре
пожар был потушен. Действия корабля «Ростислав» были
успешны; корвет «Фейзи-Меабуд» выбросился на берег и
сгорел, а батарея «6 была уничтожена.
Корабль «Три святителя» действовал против фрегатов
«Каиди-Зефер» и «Низамие». После первого неприятельского
выстрела у «Трех святителей» был перебит шпринг; корабль
развернуло по ветру, и он подвергся метким продольным
выстрелам батареи «6. Рангоут корабля сильно пострадал.
Тотчас же были посланы баркас и полубаркас для завоза
нового шпринга. Полубаркас мгновенно был разбит и
потоплен неприятельским ядром. Матросы полубаркаса
перебрались на баркас и выполнили свое дело. После этого
корабль «Три святителя», подтянув на шпринге корму,
быстро заставил «Каиди-Зефер» выброситься на берег.
Во время боя вышел из своей линии турецкий пароход
«Таиф», которым командовал английский инструктор
капитан Слэд, и пустился в бегство. Фрегаты «Кагул» и
«Кулевчи» погнались за ним, но «Таиф», идя полным ходом,
часто меняя курс, быстро вышел из под огня фрегатов. В
открытом море «Таиф» встретился со спешившей к Синопу
эскадрой Корнилова.
В 1 час. 30 мин. фрегат «Одесса» под флагом Корнилова
поднял сигнал следовавшим за ним пароходам «Крым» и
«Херсонес» атаковать неприятеля, поставив его в два огня.
Пароходу «Таиф», шедшему на юго-юго-восток, лег на
пересечку курса фрегат «Одесса» и сблизился с ним. Вскоре
туман закрыл «Таиф» от русских пароходов, и он, пользуясь
преимуществом в скорости, скрылся.
В 17 час. 18 ноября бой был закончен. Транспорты и
купеческие суда затонули от попавших в них ядер. Фрегаты
«Фазли-Аллах», «Низамие», «Каиди-Зефер», корвет
«Неджми-Фешан» и пароход «Эрекли», зажженные, по-
видимому, своими экипажами, взлетели на воздух один за
другим.
В Синопском бою, прославившем русских моряков,
было уничтожено 13 кораблей (вся турецкая эскадра состояла
из 14 кораблей); из 4500 человек экипажа более 3000 было
убито и ранено. Много турок попало в плен, в том числе
начальник турецкой эскадры вице-адмирал Осман-паша и
два командира фрегатов.
Русская эскадра не потеряла ни одного корабля, однако
некоторые корабли имели довольно значительные
повреждения. Так, флагманский корабль Нахимова
«Императрица Мария» имел 60 пробоин и 11 других
повреждений. Корабль «Три святителя» получил 48 пробоин
и 17 других повреждений. Корабль «Константин» имел 30
пробоин. Всего корабли русской эскадры имели 201
пробоину и 77 других повреждений. Потери в личном
составе были незначительные « 38 человек убитыми и 235
ранеными.
19 ноября эскадра исправляла повреждения на
кораблях. Через 36 часов после боя эскадра пошла в
Севастополь. 22 ноября во втором часу дня корабли
«Великий князь Константин», «Три святителя» и «Ростислав»
стали на Севастопольском рейде. К ночи пришли и
остальные корабли.
Синопская победа вписала славную страницу в
историю русского флота, еще раз подчеркнув беспримерный
героизм русского народа.
Иностранная печать старалась умалить значение
победы русских моряков. В действительности же Синоп
поразил Западную Европу совершенством русского флота.
В Синопском сражении во всей полноте развернулось
замечательное дарование адмирала Нахимова. Достаточно
прочесть приказ Нахимова от 17 ноября, чтобы убедиться в
том, что Синопский бой был так блестяще выигран потому,
что в нем каждый участник, проникнувшись волей к победе,
исполнял в точности намеченный план начальника эскадры.
Характерными чертами военно-морского искусства
адмирала Нахимова в этом бою являются:
· Одновременная атака двумя колоннами,
нацеленными в центр боевого порядка
противника с точным распределением целей
после занятия диспозиции.
· Тщательное изучение и точный анализ всех
элементов обстановки, в которой должен был
произойти бой, и принятие плана боя в
соответствии с конкретными условиями
обстановки.
· Прибытие эскадры-победительницы в
Севастополь при сильнейшем шторме
доказывало, что все исправления поврежденных
кораблей были сделаны с полным знанием дела.
Адмирал Корнилов называл переход от Синопа
до Севастополя второй победой эскадры
Нахимова.
· Нанесение первого удара по флагманскому
кораблю турок, что при низких моральных
качествах противника способствовало
скорейшей победе.
· Отсутствие боязни береговых батарей
неприятеля, которая была характерна для
иностранных флотов.
Синопская победа явилась тяжелым ударом для Англии
и Франции и произвела огромное впечатление в России.
Вскоре англо-французский флот, стоявший с 27 октября в
Босфоре, вошел в Черное море. Это было явно враждебное
действие против России.
отсюда

__________________
"Во время гнева не должно ни говорить, ни действовать" (Пифагор)
"Мудрец избегает всякой крайности". Лао-Цзы
Обе вы хороши (c) М.А.Булгаков
Rage Fury вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Часовой пояс GMT +4, время: 17:27.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS
Яндекс цитирования