Показать сообщение отдельно
Старый 14.12.2010, 19:38   #687
Таллерова
Упрямейшая из оптимисток
 
Аватар для Таллерова
 
Регистрация: 27.08.2009
Сообщений: 6,565
Сказал(а) Фууу!: 6
Сказали Фууу! 2 раз(а) в 2 сообщениях
Сказал(а) спасибо: 1,626
Поблагодарили 1,134 раз(а) в 903 сообщениях
Таллерова за этого человека можно гордитсяТаллерова за этого человека можно гордитсяТаллерова за этого человека можно гордитсяТаллерова за этого человека можно гордитсяТаллерова за этого человека можно гордитсяТаллерова за этого человека можно гордитсяТаллерова за этого человека можно гордитсяТаллерова за этого человека можно гордитсяТаллерова за этого человека можно гордитсяТаллерова за этого человека можно гордится
Отправить сообщение для Таллерова с помощью ICQ Отправить сообщение для Таллерова с помощью Skype™
По умолчанию Re: Переводы Урсы

Arcana


Komunizm zbyt głęboko przeorał nasze społeczeństwo

Коммунизм слишком глубоко перепахал наше общество

С Анной Зехентер, автором книги «КГБ играет в шахматы», беседует Богдан Смолярский.

Богдан Смолярский:
- В вашей книге поражает тематическая разнородность эссе – вы переходите от событий 1917 года в России к системе концентрационных лагерей в современном Китае…

Анна Зехентер:
- А по пути есть ещё граничащие с геноцидом советские ядерные испытания, история так называемых нелегалов, то есть советских и российских шпионов, которые перевоплощались в личности западных граждан, - вопрос, nota bene, до недавних пор воспринимавшийся как собрание сенсационных выдумок. Есть и история последних польских «лесных» в 40-е и 50-е годы, Юзефа Франчака «Куклы», застреленного ГБ-шниками только в 1963 году, а также Здзислава Броньского «Ускока». Есть история сотрудничества западногерманских социал-демократов с Советами, которые покупали депутатов Бундестага самым буквальным образом, что подтверждается документами. А кроме того постоянные вылазки коммунистов с востока на территорию II Речи Посполитей уже после подписания Рижского мира, закончившего польско-большевистскую войну, и предательство западных союзников тех, кому они обещали безопасность: русских и украинских пленных, а также «белых», которых насильно выдали Сталину. И многие другие темы.

Богдан Смолярский:
- Можно ли сказать, что вас интересуют конкретные люди или события, а не описывание масштабных явлений?

Анна Зехентер:
- Как нельзя более. Это всё равно как если бы человек прикладывал увеличительное стекло к истории в любом месте и вылавливал отдельные человеческие судьбы или события.

Богдан Смолярский:
- А не теряется ли таким образом контекст?

Анна Зехентер:
- Нет, потому что каждое эссе всегда заключено в широкой перспективе. Например: вместо того, чтобы сообщать факты, цифры, названия группировок, боровшихся за независимость после Второй мировой войны, лучше взять под лупу одного человека и – если, конечно, это позволяет документальный материал – пристально рассмотреть единичный случай. Он всегда является иллюстрацией какого-то более широкого явления, а концентрация на деталях позволяет заинтересовать и втянуть читателя. Таким образом, можно избежать широкого анализа – он тоже нужен, но для этих эссе я выбрала именно такой взгляд. Потому что он даёт возможность создать живой образ, человека из плоти и крови, судьба и переживания которого становятся судьбой и переживаниями целого поколения и или социального слоя.

Богдан Смолярский:
- Если вы пишете о берлинской стене..

Анна Зехентер:
- …то описываю неудачный побег конкретного человека, чьи имя и фамилия известны, известно, почему он хотел выбраться из Главной Демократической Республики, и при каких обстоятельствах его настигла пуля или догнали собаки. Либо концентрируюсь на повседневной жизни людей с пограничной улицы в 1961 году: свидетелей замуровывания в их домах окон и подъездов, выходящих на запад. Точно так же, когда я пишу о помощи, оказываемой ГДР террористам из RAF-а, - конкретный учебный лагерь в Восточной Германии, тренировки и провалы.

Богдан Смолярский:
- Вы представляете малоизвестные факты периода переговоров за «круглым столом» или преследования восточногерманской «Штази» «Борющейся Солидарности» уже при правительстве Мазовецкого. Можно спросить – а откуда вы это знаете?

Анна Зехентер:
- Вы удивитесь, если я скажу, что частью из общедоступных источников? Есть много толстенных сборников документов, в которых эти истории можно прочитать. Это книги, изданные небольшими тиражами, которых читатель не знает, потому что они промелькнули незамеченными, как, например, письма посла США в Варшаве в вашингтонский центр, написанные в период «круглого стола». Источники, которыми в Польше несколько пренебрегают – такое может создаться впечатление – это документы «Штази». В 1994 году я привезла из Берлина, тогда ещё из Института Гаука, которым сегодня руководит Марианна Биртлер, документы, доказывающие участие Кищака, Соботки и других в уничтожении архивов Службы Безопасности. Потому что они перед товарищами из ГДР исповедовались.

Богдан Смолярский:
- Вы утверждаете, что источники есть, только к ним редко обращаются?

Анна Зехентер:
- В научно-популярной эссеистике дела обстоят именно так. Потому что в солидных научных исследованиях многие вещи можно найти, но мы говорим о циркуляции информации в научном кругу историков. Не хватает, по моему мнению, публикаций, обращённых к поляку не-историку, который историей интересуется. Меня интересует читатель, что может быть для него важно в истории коммунизма, какие факты слабо известны, как их представить. Ведь я пишу для читателя, не для себя. Поэтому я должна стараться быть понятой им, заинтересовать его, схватить и не отпускать, пока он не прочитает всё эссе. Всё, что я пишу «Дзеннике Польском» и других газетах, определяется, прежде всего, интересами читателя.

Богдан Смолярский:
- Вы вспоминали об истории коммунизма. Не является ли она общим знаменателем всего, что вы пишете?

Анна Зехентер:
- В самом деле. Что более важного произошло в прошлом веке, с чем мы не можем справиться до сих пор? Польско-немецкие проблемы более-менее решены, более-менее – потому что нам не хватает мирного трактата. Между тем последствия коммунизма, включая и убеждение, что он уже умер, они – я считаю – необратимы. Мне тут приходит в голову известная фраза о том, что величайшим успехом сатаны было убедить даже Католическую Церковь в том, что дьявола не существует. Коммунизм слишком глубоко перепахал всё общество, искоренил национальное самосознание, в том числе и путём физического уничтожения более миллиона поляков. Впрочем, здесь важны не числа, а качество, которое он после себя оставил. У меня в памяти навсегда останется фраза Юзефа Мацкевича из романа «Не надо громко говорить»:

«Мы фальсифицируем реальность, ставя иногда знак равенства между немецкой и советской оккупацией. Немецкая делает из нас героев, а советская делает из нас г…о. Немцы в нас стреляют, а советы берут голыми руками. Мы в немцев стреляем, а советам лижем задницу».

А Фердинанд Гётель цитирует во «Временах войны» довоенного политика-эндека, Зыгмунта Василевского, умершего в 1948 году в Закопане:

«Та оккупация учила мир, как трудно что-то при помощи насилия навязать полякам. Эта учит, как легко надеть на нас ошейник, льстя нам и изображая дружбу».

Очень трудно покончить с коммунизмом, потому что всё больше людей верит, что его не было, а если и был, то давно.
www.ursa-tm.ru
__________________
не вступай в спор с идиотом - он принизит тебя до своего уровня, где успешно задавит своим опытом
Таллерова вне форума   Ответить с цитированием